Гайды по героям, новые версии карты, интересные статьи, полезные программы и многое другое.
Новое на сайте:
Anime Reborn vs Naruto v1.3C от 22.01.2013
WarThemePatch v1 (2o13) от 20.01.2013
Garena Master II 2.02 от 17.01.2013
Tемa для wc3 (Tiny Light) от 16.01.2013

Летопись доты (часть 2)

1-10-2010, 20:29, комментариев: 0, просмотров: 8455  


Из-за того, что рассказ не влез полностью, создаю вторую часть. Летопись доты (начало)

Часть 6: Еще одна ночь!

Дождь постепенно стихал. Серебряная Луна светила так ярко, что казалось, что уже взошло солнце! Давно грешная земля не видела такой полной Луны. Эльфы говорили, что на Стражей снизошло благословение Элуны! Но полная Луна не предвещала ничего хорошего. Больше всего я боялся за Силабера, уж очень он любил ночные прогулки. Чутье меня не подводило никогда!
В эту ночь Силабер со своим другом Мишуткой, так кажется он называл его, как всегда отправились в лес. Но что мне действительно показалось странным, так это то, что Силабер не взял с собой свой походный рюкзак, а его медведь был как будто чем-то обеспокоен. Животные всегда предчувствуют беду, но они всегда пытаются избежать ее, и лишь некоторые встречаются с ней лицом к лицу. Мои тревоги еще больше увеличивались в связи с жутким воем волков.
- Да не беспокойся ты! Со мной все будет хорошо!
- Но все же... Мы и так потеряли уже много героев, и я не знаю точно, поможет ли Майден щит Аегис, - я знал, что его не переубедишь, но все же сделал попытку.
Не знаю, правильным ли было мое решение отпустить его, но для подстраховки я отправил за ним тролля ДжахКарала, сильнейшего из своей расы! В это время на стороне Плети было очень много троллей, это произошло по нашей ошибке, мы слишком недооценили их, но большинство из них были лишь отбросами, на нашей же стороне был тролль чистой крови!
Я знал, что Король Личей отправит на поиски Аегиса существ, которые не боятся ночной тени, не знал только одно, кто ими будет!
Все началось ровно в полночь, когда Луна стала наконец-то окончательно полной и налилась кроваво-красным оттенком. Силабер имел какую-то странную способность - понимать язык животных, и сейчас он сидел около того места, где погиб Брадварден, около этого проклятого места. Он разговаривал с Кобольдами-шахтерами, которые облюбовали это местечко! Все развернулось по такому же сценарию, как и с кентавром. Только действующие лица были другими. Громкий вой волка заставил Силабера подняться на ноги, он крепко сжал в руке топор Огров. Из инвиза вышли два волка, это были необычные волки - это проклятые, темные тени, которые затмевают своей чернотой даже тень ночи, ужасные создания! Один из волков ринулся в атаку, из его рта во все стороны летели слюни, резким прыжком он перепрыгнул через Силабера, окружив его с тыла. Второй волк спокойно ходил кругами, как будто он ждал чего-то! Из ночной тени вышел Бенехалоу. На помощь друиду прибежал его верный друг Мишутка. Но даже при таком раскладе силы были не равны - два против трех.
- Мы поможем тебе Силабер! - поддержали кобольды. И хотя их было пятеро, они с трудом могли соперничать даже с одним из волков.
- Ты настолько ничтожен, что ищешь помощи лесных друзей! - усмехался Бенехалоу.
Не успел темный герой договорить, как один из волков, мощным прыжком вцепился в горло кобольда! Кровь хлынула во все стороны. В ответ на это Мишутка со всего размаху нанес удар по второму волку, сломав ему ребра, но зверь и не думал сдаваться! Неизвестно какая темная сила питала этих созданий. Кобольды бросились в атаку, но тут же потеряли еще одного из своих друзей. Двойной критический удар разнес голову одному из шахтеров. В волка полетела стальная лопата - мимо. Следующий удар пришелся по кобольду Таск-мастеру, их командиру! Еще один кобольд пал! Остался последний кобольд против волка. С истошным воплем он бросился на волка, в его руках была гнилая стальная кирка. Волк ответил тем же, мощным ударом когтистой лапы, он пробил Кобольда насквозь, прежде чем стальная кирка воткнулась промеж глаз дикого животного. Число персонажей уменьшилось до четырех. Мощным прыжком Мишутка прибил волка к земле, и двумя огромными лапами наносил один за другим смертельные удары. Волк умирал!
Тем временем, между Силабером и Бенехалоу завязалась смертельная битва! И хотя в руках друида был огромный топор огров, звериные когти ничем не уступали! Ночную тень то и дело разрывали вспышки искр, от отраженных ударов. Биться было бессмысленно, Бенехалоу понимал это, и принял свою звериную форму - волка! Его шерсть имела ярко-фиолетовый окрас, переливающийся при свете полной луны, он был прекрасен! Друид ответил тем же, с диким воплем он принял звероформу Медведя!
- Тебе меня не победить! Только человек может победить настоящего зверя, только истинный человек! - прорычал Бенехалоу
В ответ на это Силабер сделал выпад вперед, но тут же ощутил невыносимую боль, оборотень вцепился ему в лапу. И хотя силы друида в звериной форме многократно увеличивались, но все же он оставался малоподвижным и неуклюжим. Волк превосходил его по скорости. Один за другим по медведю следовали тяжелые удары! Мишутка хотел вступиться за своего хозяина, с диким рычанием он набросился на оборотня. Удар Мишутки свалил медведя с ног, из под земли выростали огромные лианы, которые окутали оборотня. Одним ударом волк разбил сдерживавшие его путы, и бросился навстречу медведю. Волк взмахнул когтистой лапой, перебив глотку Мишутке. Верный друг Силабера медленно, со всем своим величием, упал на землю. Слишком медленно! Мишутка пал жертвой безумной силы оборотня. Силабер был тяжело ранен, прихрамывая, он пятился назад, волк же был неумолим. Встав на задние лапы, Бенехалоу без устали молотил медведя с двух передних лап. Последний удар ошеломил Медведя и повалил его на спину. Медленно перебирая лапами, волк взобрался на грудь медведя. Он поднял голову так высоко, насколько мог, устремляя свой взор на Луну. Победный вой вырвался из его глотки! Слюни медленно капали на раны Силабера, казалось, что все закончится прямо сейчас, и вот уже волк устремил свой взгляд на глотку медведя, его разум охватило безумство. Инстинкты, которые до этого верно служили ему, отошли на второй план.
Тишину ночи, словно струной разрезал звук летящего топора. Струя крови брызнула куда-то в сторону, волк свалился на землю, ему срезало лапу. Из тени медленно вышел тролль! Его глаза горели злобой, со всей своей природной дикостью он набросился оборотня, который бросился бежать прочь с поля боя, забыв о чести. Еще один топор полетел в его сторону, вторую лапу тоже срезало. Волк упал, его голова теперь обтирала землю. Задние лапы пытались убежать. Тролль настиг раненного Бенехалоу. Сотни ударов летели в волка, металл топоров перегревался от нечеловеческой скорости. Тролля было не остановить. С каждым ударом он все глубже и глубже вбивал в землю волчью морду, из проломленного черепа Бенехалоу текла мозговая жидкость темно-желтого цвета. Животное по своей природе, проиграло животной жестокости Великого ДжахКарала, мерцающего топора, как его называли в родном племени!
ДжахКарал пришел только на утро, на себе он нес мертвого Силабера, который умер от потери крови, и Мишутку. Их души навсегда отправились в родной лес. Силабер умер с улыбкой на лице, впервые, у отшельника друида появились настоящие друзья.
- Прости Фурион, я опоздал!
- Не вини себя в этом, ты сделал все, что мог!
- Нет! Прийдя на секунду раньше, я бы решил исход боя! И еще.... Силабер перед смертью сказал мне, что нашел друга во мне...... В каждом из нас есть животное.
Тролль, который все время был также как и Силабер одиноким, найдя себе друга, тут же потерял его. Прощальная песнь эльфов снова окутала наш лагерь.
А где-то далеко у подножия Ледяного трона четыре маленьких Геомансера, объединенных общим именем Мипо, услышали предсмертные крики Кобольдов, своих братьев. Геомансеры выдвинулись!


Часть 7: Левый фронт!

Шестой день, шесть раз солнце встало из-за горизонта, для кого-то это будет последний восход. Наступления Плети ослабли по центру, и по правому флангу, вся мощь их неистового удара была перенесена на левый фронт. Какое же все-таки прекрасное это явление - война, она пробуждает столько чувств, доселе спавших во многих из нас. Для некоторых война это еще одна ступень в их совершенстве. Среди этого немногочисленного числа оказался Нортром, Сайленсер, величайший воин-маг из Квель-Таласа. Единственный из кровавых эльфов, который согласился помочь стражам. Нортром был движим лишь собственной выгодой, и сейчас именно он с небольшим гарнизоном героев сдерживал неминуемое наступление Плети. Нортром был слишком самоуверен, он насмехался над врагами, считая их марионетками темного повелителя, одержимых только жаждой крови.
Из леса неподалеку, устремляясь к небу, взмыла стая летучих мышей. Летучие мыши днем, в этом нет ничего странного, это лишь гонцы Кробелус, пророчицы Смерти. Нортром уверенным шагом пошел ей навстречу. В руке он держал Глейв, или как его еще называли Копье разума. Но это не имеет большого значения. Через несколько минут он встретил своего врага, для него Кробелус не была действительно серьезным противником. За спиной у Нортрома послышалось трепетание маленьких крыльев, Сайленсер обернулся. С огромной скоростью на него летел целый рой летучих мышей. Пытаясь увернуться, Нортром спрятался за дерево, и тут его перед его взором встала Пророчица смерти, банши Кробелус. В ладони Кробелус скапливалась какая-то энергия, голубого цвета. Она была похожа на небольшую шаровую молнию. Банши отвела руку назад и со всей силы метнула скопившуюся энергию в Нортрома, великий герой даже не пытался уклониться от атаки. Шар с шумом разбился о звездную броню Нортрома, не оставив ни царапины.
- Как ничтожно! Мой приговор – Смерть! – басом проговорил Сайленсер.
Всего одно заклинание решило исход боя. Самое страшное, чего может только ожидать маг – молчание. Все твои знания теряют свою силу. Резким движением руки Нортром запустил копье разума. Как бы далеко не убежал противник, куда бы он не спрятался, глейвы всегда бьют без промахов. И в этот раз Глейв настиг свою цель. Кробелус, наверное, единственная, кто так жаждал своей смерти. Она искала покоя, ее душу мучила страшная боль. Глейв пронесся через ее тело не встретив никакого сопротивления, оставив лишь размытый след, тело Кробелус теряло физическую составляющую. Подняв голову к солнцу, она произнесла: «Знаете как тяжело умирать, а умирать еще сложнее!». Наконец-то она освободилась от влияния Короля Личей. От банши осталось только светло-синяя полупрозрачная дымка, которая устремилась на небо. Нортром понимал всю боль банши, но ему нужен был только ее разум, которым он незамедлительно овладел.
Тяжелый удар сзади подогнул ноги Нортрома, позади слышалось довольное похрюкивание. Отпрыгнув в сторону, Сайленсер со всей силой запустил копье разума в противника. Тяжелая кирка отбила удар летящий глейв. Это были Геомансеры, сыновья самой матери-земли. И хотя Сайленсер был облачен в звездную броню несколько ударов кирки или лопаты могли решить исход боя. Странно было то, что перед ним стоял всего один геомансер, обычно они ходят вчетвером. Но уверенный в себе Нортром, не почуяв подвоха, бросился на единственного кобольда. Геомансер даже не пытался уклониться от атаки. Тяжелая сеть летела наперез Нортрому. Сайленсер стал жертвой своего безумия. Из-под земли с громким криком: «Оппа!», выскочило сразу два кобольда, а навстречу к ним бежал еще один, на нем было одеяние Владимира, позволяющее красть жизненную энергию врага, на груди болтался из стороны в сторону огромный талисман - Меканзм. Но Нортром не мог проиграть без боя, он разорвал сети райдеров, и бросился с глейвом в руках на сложившийся квартет. Безумные Гео сломя головы ринулись ему навстречу. Качество побеждает кол-во, но в этот раз это было качественное кол-во. Исход боя был решен. Встречный удар ржавой стальной кирки пробил звездный металл, в свою очередь ржавые лопаты рассекли плоть Нортрома, оставляя незаживающие раны. Геомансеры никогда не добивают своих жертв! Окружив раненного Нортрома, который лежал на Землю, они начали наносить ему бесчисленные удары по спине. Послышался звук трещащих костей, Мипо сломали хребет Великому герою, затем скинули его со скалистого обрыва.
Упав с большой высоты, Нортром остался жив, а точнее жил еще долгих пять часов. Самая страшная смерть постигла Кровавого Эльфа, смерть в молчании - ты не можешь издать ни звука, твой разум медленно затмевает ужасная боль. Лицо Нортрома больше не выражало никаких чувств, лишь горячие слезы текли из его глаз. В последние секунды начинаешь ценить жизнь больше всего на свете. Перед глазами Нортрома промелькнула вся его жизнь. Он вспоминал свое детство.
Вспомнил как он когда-то, будучи еще пацаненком, потерял всю свою семью, оставшись сиротой. Это случилось еще во времена Второй Мировой Войны. Тогда безумству орков не было границ, сотни деревень были сожжены ими дотла. Нортром единственный кто выжил из всей деревни. Вспомнил он, и, как им овладела жажда магией, и как он пять лет провел на вершине Ледяных гор, освобождая свой разум от маниакальной жажды, и как на шестой год огромный орел прилетел к нему, несся в лапах орочий палец, ознаменовав его восход. Этим герой и отличается от обычного человека. Все они когда-то падали, но обязательно поднимались!
В последние мгновения жизни, Нортром глубоко понял смысл последних слов банши. Как тяжело умирать!
На небе не было ни облачка. Герои были обеспокоены тем, что Нортрома долго нет. Рыцари и энты добивали последних вурдалаков и некромантов. За лесом стоял огромный Зикурат, напоминающий о величестве Плети. Воины двинулись вперед. Но это было их ошибкой. В лесу повсюду висела огромная паутина. Все деревья были покрыты ей. Какой-то непонятный гул стоял в этом лесу. Неожиданно огромный паук вылетел из паутины, отравленные лезвия его когтей скользнули по одному из воинов. Так же внезапно как и появился, он скрылся! Лишь покачивание паутины свидетельствовало о его присутствии. Живот раненного воина внезапно вздулся. Его кожа разорвалась, и из тела воина выскочили маленькие паучки, которые тут же спрятались в паутине. За спинами воинов послышался страшный гул. Воины попали в окружение, путь к отступлению был отрезан паутиной. Обезумевшие от собственного страха солдаты начали рубить паутину направо и налево. Огромная паучиха делала точечные удары по армии Стражей. Лес охватили жуткие предсмертные вопли.
Юрнеро и Ауишта бросились на помощь в лес. То, что предстало перед их взором, было ужасно. Все деревья были в крови. Кругом валялись ошметки людской плоти, и ни единого признака борьбы. Только ужасное создание с именем Арахния могло сотворить такое с огромным отрядом смельчаков.
- Будь осторожна Ауишта, когти Арахнии отравлены ядом, ей движит только невыносимая жажда. – предупредил Юрнеро.
Громкий скрежет клыков раздался за спиной Ауишты, легким движением задних ног, она отпрыгнула в сторону. В этот же момент огромные мохнатые лапы схватили Юрнеро, унесся его в паутину. Громкие крики послышались из паутины, это были нечеловеческие вопли. Огромное торнадо выросло посреди паутины, а позади него стояла огромная паучиха, ее пасть была широко раздвинута, мохнатые лапы конвульсивно пытались проникнуть внутрь торнадо. Но с каждой попыткой, лишь зеленые капли крови разлетались во все стороны. Это был легендарный стальной вихрь. Паучиха со всей своей силы ринулась на торнадо. Зеленые капли окропили паутину, паучиха сумела пробиться в торнадо, остановив могучий танец клинков. Ее клыки пронзили тело Юрнеро и стали наполнять его ядом. Движения Джаггернаута теряли свою скорость и силу, его кожа бледнела. Из последних сил Юрнеро выкрикнул:
- Убей ее! Ауишта!
Паутина пошатнулась, дриада метнула волшебное копье, импетус в сторону паука! Паучиха бросила умирающего Юрнеро, и исчезла в паутине. Импетус лишь порвал прекрасный узор. По лбу дриады потекли капли пота, она не знала, откуда ожидать следующий удар. Один за другим волшебные копья рвали паутину. За спиной послышался знакомый скрежет. Огромные лапы схватили дриаду за ноги. Ауишта начала брыкаться. Огромная морда Арахнии показалась из паутины… Из ее рта бешено текли слюни, на кончике клыков скапливался яд. Дриада упала на землю, из лежачего положения она попыталась бросить импетус. Волшебное копье ранило паука в живот, но он даже не почувствовал боли, слишком им уж овладел неутолимый голод. Дриада руками пыталась сдержать огромную паучью морду, когда огромная тень затмила солнечный свет. В голове дриады мелькнула мысль, что это конец! Натиск Арахнии ослаб, перед лежащей на Земле дриадой стоял огромный гранитовый гигант, со смешным именем Тини, что значит малыш. Одной ногой он стоял на теле Арахнии, которая пыталась прокусить твердый гранит.
- Вставай, Ауишта! Я вижу я пришел вовремя! – на лице Тини скользнула улыбка.
- Не совсем вовремя!
Дриада встала на ноги и поскакала в сторону Юрнеро, которой бездыханно лежал на Земле. Паучиха все еще пыталась найти уязвимое место гранитного гиганта, Тини это изрядно надоела, резким движением ноги он пнул ее в сторону многолетнего дуба, своим телом Арахния сломала ствол дерева, она была еще жива и пыталась скрыться в паутине. Тини, медленно перебирая ногами, подошел к ней и со всей своей неистовой силы начал впинывать ее в землю. Когда он закончил перед ним осталось лишь зеленое месиво, по которому трудно было сказать, что это была ужасная Мать Выводков, Арахния. Тем временем дриада подбежала к Юрнеро, она села перед ним, взяла его голову. Глаза Юрнеро стали стеклянными. Дриада медленно провела ладонью по его лицу, закрывая его глаза. Около Джагернаута на земле была выцарапана короткая надпись: «Спасибо, Ауишта!».
- Его народу похоронить как героя! – взор дриады устремился в сторону Тини.
Ее глаза вопрошали ответа, слезы наворачивались при виде дриады, но камень не может плакать
- Да! Мы обязательно его похороним!
Внезапно солнечный свет затмили густые темные тучи. День превратился в ночь.
- Держись за мной Ауишта! Это значит лишь одно, Баланар идет!
Тини взял в руки стоящий около него огромный камень. Он ждал чего-то. Дриада стояла позади.
- Он идет за тобой! Моя броня ему не по зубам.
Темная тень мелькнула в кустах. Тини метнул туда камень, свалив лишь дерево своим броском. Позади послышался крик дриады! Тини развернулся, а за спиной уже никого не было… Огромный гигант направился в сторону Зикурата, который не выдержал перед мощью разъяренного Тини. Гигант искал Ауишту…


Часть 8: Судьба Ауишты.

Разъяренный Тини продолжал свои поиски, он надеялся лишь на то, что дриада продержится хоть еще немного до того, как Тини найдет ее. С самого начала этой войны Тини и дриада довольно таки легко нашли общий язык, я сам часто видел, как они сидели около лунных колодцев. Они вместе были из расы – Ночных Эльфов. И что самое интересное – гиганты всегда приходили на помощь дриадам.
В это время ночной охотник Баланар тащил за собой пойманную в сеть Ауишту. Честно говоря, дриада не считала себя героем, она была обычной женщиной. Все, что она хотела – жить. Завернув за ближайший пригорок, Баланар жадными глазами стал осматривать жертву, он разорвал сеть и попытался схватить дриаду. В ответ на это Ауишта со всей силы лягнула его копытом в живот. Баланара это очень рассердило, он схватил Ауишту за шею, отрывая ее от Земли.
- Еще раз что-нибудь подобное сделаешь кобыла, я тебе кишки выпорю, - с этими словами он швырнул ее на Землю.
- Гигант прийдет за мной! – прокричала Ауишта.
- А насчет этого еще посмотрим! – Баланара одолевал смех – им сейчас занимаются Геомансеры.
Неторопливой походкой охотник направился к ближайшему дереву, несколькими ударами своих когтей он разломил ему ствол. Затем Баланар стал аккуратно собирать дрова. Он собирался развести костер.
- А зачем тебе костер? – спросила дриада.
- Для тебя, моя сладенькая. – Баланар издевался над Ауиштой – Ты теперь моя пища.
Дриада отклонилась подальше от Баланара, который пытался зажечь костер. У нее в голове мелькнула мысль: «Бежать, бежать прямо сейчас! Другого шанса не будет». Ауишта резким движением встала на все четыре и ноги и галопом побежала прочь от этого места. Тучи постепенно рассеивались, и первый луч солнца упал на Землю. Баланар побежал вдогонку, его заботило только одно: «Черт! Ночь проходит». Он пытался держаться тени. Расстояние между Ауиштой и Баланаром быстро сокращалось. И буквально через несколько секунд дриада ощутила, как чья-то холодная рука схватила ее за ногу. Ауишта упала. Баланар схватил ее за шею.
- Я же тебя предупреждал!
Дриада попыталась вырваться, но ее попытки не увенчались успехом, тогда она из-за всей силы вцепилась зубами Баланару в пальцы. Жесткая хватка ослабла. Дриада отпрыгнула в сторону, но охотник не сдавался. Тяжелые когти впились дриаде в тело. Она почувствовала невыносимую боль. На секунды она потеряла сознание. Ауишта крикнула со всей своей силы: «Гигант, я здесь!». За что незамедлительно получила второй удар когтями. Но Ауишта даже не думал сдаваться, она всячески пыталась сражаться за свою жизнь. Вдалеке она увидела трех кобольдов. Двое из них кололи кирками камни, а третий, он был непохож на остальных, спокойно сидел и наблюдал за работой. Даже по размерам он был заметно больше других.
- Помогите мне! – прокричала дриада.
Кобольды оторвались от работы и повернулись назад. Они видели не дриаду, которая пытается спасти свою жизнь, они видели перед собой дочь Ценариуса. Кобольды бросились помогать. Баланар оставил дриаду, он набросился на кобольдов. Кровь брызнула в сторону дриады, те кто пытался ее спасти поплатились жизнями. Баланар обратил свой взор на третьего из них.
- Ну что ты следующий? – его дыхание сбилось.
Кобольд спокойно встал на ноги. Похрюкивая, он направился в сторону охотника. Солнечный свет пробился сквозь темные тучи. Стальная лопата в его руках была покрыта каплями крови. Сломя голову, Баланар набросился на кобольда, стараясь расправится с ним, пока еще власть ночи полностью не закончилась. Стремительный удар Баланара был остановлен стальным лезвием лопаты. Перед ним стоял не обычный кобольд, это был один из великих Мипо. Баланар попытался нанести еще один удар, он почувствовал, как по его спине скользнул металл. Его ноги немели. Позади стоял еще один из Геомансеров. Баланар взмахнул рукой, на его ладони образовалась какая-то мутная тень, которая постепенно разрасталась, это было самое страшное, что он только мог сотворить. Баланар вызывал разрушительную пустоту. Одного из Геомансеров начала засасывать эта тень, испуганный Мипо набросился на Баланара, но промахнулся. С разгона Баланар напал на Геомансера, его стальные когти наполовину вошли в живот Мипо. У маленького Гео из-за рта и из раны пошла кровь. Баланар замахнулся для второго удара, но тут же был оставлен ударом кирки, которая пронзила его тело насквозь и раздробила хребет. Баланар медленно упал на колени, он не мог двигаться.
- За что? Мы же по одну сторону баррикад! – промолвил он
- Больше нет!
Геомансеры рыли могилу. Спустя несколько минут, они [вдвоем] столкнули тело Баланара в нее. Затем скинули туда же двух кобольдов, вокруг которых уже начали летать мухи. Баланар кричал из-за всех сил, проклинал, как мог Геомансера. Но их лопаты не знали усталости, забрасывая землей кричащего Баланара. Великий темный охотник был похоронен заживо.
Затем Геомансеры подошли к истекающей кровью Ауиште.
* * * * *
Тини задержали. Он был вынужден временно прекратить свои поиски. На его пути встал Наикс. Единственное существо, которого нельзя было победить грубой физическо силой. Тяжелые удары каменного гиганта казалось, не наносили ему вреда. А точнее наносили, но стоило Наиксу хоть один раз ударить Тини, как все его раны тут же заживали. Наикс существо настолько жадное, что могло забирать жизненную энергию своих врагов, продлевая свою собственную жизнь. Силы Тини иссякали, он был вынужден отходить, как вдруг почувствовал приближающееся тепло за спиной. К нему на помощь бежали Кардел и Лина. Отступая Тини, вытащил из Земли огромный камень, который непременно полетел в сторону Наикса. Огромный булыжник придавил Наикса к земле. Озверевший Наикс всячески барахтался, пытаясь выбраться на волю. Жалкое зрелище. Куда делось его величие, ведь когда-то он был благородным рыцарем, сражающимся за Лордерон. Для него не было ничего дороже, чем процветание родины. Он был прирожденным патриотом. До тех пор пока не был обманут демонами, его разум был зверски подчинен воле Короля Личей.
- Давай же Лина! Убей его, пока он не выбрался! – прокричал Тини.
Из карманов Наикса падали золотые монеты. Блеск золота затмил ее разум.
- Тогда его убью я! – проговорил Кардел, заряжая мушкет Шрапнелью.
Кардел второпях заряжал мушкет шрапнелевым снарядом. Осталось только хорошенько прицелиться. Еще немного…вот-вот…Наикс показался в прицеле. Палец Кардела начал медленно нажимать на спусковой курок. Яркий огонь, который стремительно приближался к Карделу, ослепил его! Послышался громкий взрыв, туман рассеялся…, снаряд пролетел мимо. Снайпер промахнулся. Между тем яркий огонь пронесся мимо Тини.
- Беги Кардел! Это Баратрум!
Кардел и не думал бежать, он должен был исправить свою ошибку. Дварф судорожно заряжал мушкет, перекрестие прицела сошлось на голове Наикса. Палец выжал курок до предела. Капля пота упала на мушкет, за ней последовали капли крови, которые окрасили ствол мушкета в красный цвет. Великий молот Баратрума настиг свою цель. Дварф упал на колени. Из его рта посыпались зубы, глаза казались такими напряженными, что готовы были лопнуть. На лбу показаль узкая струйка мозговой жидкости. Тяжелый удар, во много раз увеличенный сверхскоростью Баратрума раздробил череп Дварфу. Кардел безжизненно упал на Землю. Около него стоял Баратрум, он громко сопел своим свинячьим носом, изредка издавая похрюкивание. Его взор был устремлен в сторону Наикса. Снаряд врезался в землю около Наикса. Он не разорвался.
Из карманов Наикса продолжали сыпаться золотые монеты. Забрызганные кровью золотые монеты отдавали каким-то непонятным оттенком.
- Они платят больше! – в голосе Лиины звучала нота отчаяния.
- НЕТ! Лина! СТОЙ! – кричал гигант.
Но сейчас Лина не слышала никого. Необычная жадность охватила ее разум. В голове эхом отдавалось побрякивание золотых монет. Она услышала какой-то странный голос: «Лина Инверс! А лучше сказать Лина, Переступающая через Драконов! Мое имя Нер-Зул! Я король Личей»! Какая-то непонятная дрожь охватила Лину, по ее лбу текли холодные капли пота. Испуганное выражение лица сменилось довольной улыбкой. Лина постепенно уходила в тень.
Тини не знал что делать, он метался из стороны в сторону, как загнанный в угол лев. Наикс уже почти вылез из-под огромного камня. Твердыми шагами он направился в сторону Наикса. Аккуратно двумя пальцами он поднял шрапнелевый снаряд с Земли, затем со всей силы запихал ее в глотку Наикса. Жалкий вампиреныш пытался выплюнуть его. Огромная тень нависла над Наиксом. Со всей своей силы стремительным движением ноги, он наступил на голову Наикса. Последовал глухой взрыв. Наикс пал. Кусок гранита откололся от ноги Тини, каменный гигант упал на Землю. Его тело пронзила ужасная боль, которая затмевала его сознание. Глаза Тини закрывались. Он слышал довольное похрюкивание Баратрума, слышал, как приближался топот копыт.
Боль проходила. Прошло около пяти минут. Тини открыл глаза. Около него сидел Геомансер, а трое других вели неравный бой с превосходящим их по силе Баратрумом. Тини присел, маленький Мипо повернулся к нему.
- Наконец-то ты очнулся – не успел он договорить, как из его рта брызнула кровь.
- Что происходит? – вопросил Тини.
- Забирай Ауишту, и уходи отсюда! Уходи из сферы!
Гигант посмотрел в ту сторону, в которую ему указывал Геомансер, там лежала раненная Ауишта, вокруг которой летали светлячки.
- С ней все будет хорошо! – Геомансер нервно покусывал нижнюю губу. – Забирай быстрее! Мы не сможем долго его сдерживать! Убирайся отсюда.
Тини послушно подошел к Ауиште. Он положил ее себе на ладонь. Тини направился в сторону своей базы. Напоследок он повернулся к Геомансеру.
- Почему? – Единственный вопрос, который смог задать.
Твердыми шагами он двигался к фонтану жизни, для того чтобы выйти из этой войны. Вслед он слышал, как Геомансер ответил на его вопрос. И хотя расстояние между ними увеличивалось, он отчетливо слышал слова маленького кобольда: «Хоть мы и темные, но мы часть этой Земли, ее сыновья. Часть всей этой природы! Мы не можем спокойно смотреть, как гибнет дочь Великого Ценариуса, частица природы!».
Позади Тини услышал громкий крик Геомансеров. Было ясно одно – они погибли.


Потерянная страница Летописи

* * * * Последний бой Геомансеров * * * *


Солнце поднялось уже довольно высоко, битва Геомансеров с Баратрумом почти достигла своей кульминации. Маленькие кобольды бесстрашно один за другим набрасывались на Баратрума, они сражались, так как будто это был их последний бой. Бились все кроме одного Геомансера, который сидел в стороне и спокойно наблюдал за битвой. Рана, полученная в бою с Баланаром, была сильно глубока. Геомансер прикрывал ее своей маленькой мохнатой рукой, которая до этого крепко сжимала черенок стальной лопаты. Он одиноко смотрел на небо и повторял одно и тоже: «Еще немножко, еще чуть-чуть!». Вокруг его головы летали летала целая стая стервятников. Воины, наблюдавшие за поединком, позже рассказывали, что слышали какие-то странные дикие вопли, которые слились в едином крике, жаждущем убийства.
Один из Геомансеров взмахнул лопатой – и лезвие, скользнув по броне Баратрума, распороло ему бок. Кадило разъяренной свиньи вспыхнуло с новой силой, Геомансер попытался уклониться, но не успел. Стальное кадило пробило нагрудник маленького Мипо и едва не ранило его. Баратрум услышал звук летящей кирки, он развернулся и, уклонившись, бросился в контратаку. Из его рта хлынула густая пена, его глаза затмила слепая ярость. Он пропал и тут же огромный силуэт накрыл одного из Мипо из-за спины, огромный Великий молот был занесен над мохнатой головой, как будто исполняя смертный приговор. Маленький Мипо прикрылся стальной лопатой - последовал громкий звон дребезжащего металла. Лопата треснула. Мипо вздохнул полной грудью, ведь секунду назад его жизнь висела на волоске.
Маленький Гео спокойно наблюдал за ходом сражения, глубоко в душе он верил, что они сумеют победить Баратрума, о непобедимости которого было сложено огромное множество легенд! Каак вдруг острая боль пронзила его тело. Рана, полученная от Баланара, расползалась. Из живота начали вываливаться все его внутренности. Медленными, но верными движениями он засунул кишки обратно во чрево, и обмотал его каким-то тряпками, которые нашел в походном рюкзаке. Его взор устремился к солнцу. А где-то высоко в небе парили гордые орлы, которые разгоняли стервятников. В глазах Геомансера начало темнеть, из последних сил он дотянулся до огромного амулета. Яркое свечение разогнало наступавшую тьму. Меканзм продлил на немного жизнь маленьких Гео. Таинственный артефакт, найденный глубоко в недрах земли, потерял свою силу, став обыкновенной безделушкой.
Натиск Геомансеров становился слабее с каждым ударом. Раны покрывали тела великих героев. Кровь застилала им глаза, они почти падали от усталости, но продолжали рубиться. Один из Геомансеров попытался зайти Баратрума со спины, как вдруг невыносимая боль затмила его разум. Его взгляд повернулся в сторону раненного Мипо, который бездыханно лежал на земле, около него сидел огромный орел, охраняя его тело от посягательств грязных стервятников. В голове промелькнула мысль: «А вот и конец!». Сердце второго Мипо замерло, его тело упало на грешную землю, залитую кровью героев. Еще один Геомансер остановился, вместе с ним остановилось его храброе сердце. Остался последний – он медленно огляделся, все его братья замертво лежали на земле, около каждого из них сидели гордые орлы. Он оценил ситуацию. С победным криком он бросился на Баратрума. Стальное кадило летело ему навстречу. Геомансер увернулся, из последних сил он попытался нанести удар. Стальное лезвие лопаты застыло в нескольких сантиметрах от глотки Баратрума, на лице, которого скользнула легкая улыбка.
- Мипо ты слабак, - прошипел Баратрум – Щенок, зачем же ты полез в битву!
Геомансер стоял молча, тяжелым ударом ноги Баратрум отпнул кобольда подальше от себя. На броне геомансера остался глубокий след копыта. Глаза маленького Мипо были стеклянными. Он умер… умер еще до удара. Опьяненный великой победой Баратрум разогнал орлов, дав свободу стервятникам. Огонь его кадила горел ровным пламенем. Пыхтя, от недовольства Баратрум отправился назад на свою базу.
Я объясню вам, почему умерли все Геомансеры, ведь на некоторых из них не было ни царапины. Дело в том, что все они были связаны между собой духовно. Смерть одного из них приводит к смерти всех остальных. В рюкзаках каждого из них лежал магический свиток, объединяющий их души в единое целое. В единстве их сила, но в единстве и их слабость. Геомансеры погибли, их смерть была выгодна для каждой из сторон. Они ни сражались, ни за одну из сторон, потому что на их стороне не было никого!


Источник: playdota.ru
Публикации, похожие на Летопись доты (часть 2):

Добавление комментария

Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении :
Вопрос:
Сколько максимум игроков может играть в DotA?
Ответ:*